Дипломатия или конфронтация

15:10, December 20#Политика

Дипломатия или конфронтация

Ректор Дипакадемии МИД РФ Александр Яковенко — о требовании России по обеспечению гарантий безопасности со стороны США и НАТО. Коммерсантъ

Представленные российской стороной на прошлой неделе правовые инструменты — проекты договоров с США и НАТО — призваны переломить рост напряженности в наших отношениях с Западом. Конфронтация зашкаливает и не является какой-то ограниченной во времени аберрацией. Она рукотворная, не продукт стихии. К этому вела вся западная политика на европейском направлении, начиная с решения о расширении НАТО в далеком 1994 году.

Уже тогда исход этой инерции на уровне идей и институтов, унаследованных от эпохи Холодной войны, был предсказуем. Так, президент США Билл Клинтон на саммите НАТО в январе того же года говорил, что такое решение может стать «самосбывающимся пророчеством» и приведет к «отчуждению» России. Джордж Кеннан, теоретик изначальной политики сдерживания, охарактеризовал его как «самое роковое» из всех решений Запада.

Таким образом, в реакции Москвы нет ничего непредсказуемого, чего-то из области химер и фантазий на антизападные темы. Россию буквально прижали к стенке перспективой увеличения вдвое протяженности ее сухопутной границы с НАТО в результате приема в альянс Украины или «ползучего» военного освоения ее территории. К этому следует добавить почивший по вине стран НАТО Договор об адаптации ДОВСЕ, выход Вашингтона из двустороннего Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года, а теперь и из Договора по открытому небу (что вынудило и нас последовать американскому примеру для поддержания равновесия в сфере мер доверия).

Американцы не раз настаивали, что в области военного строительства важны потенциалы, а не намерения.

И территория является важнейшей частью таких потенциалов. Тем более если она используется заокеанской ядерной державой, провозгласившей Россию своим чуть ли не экзистенциальным вызовом, но в любом случае военной угрозой, для передового, буквально под нашим носом, развертывания своих ударных систем. Не стоит забывать, что именно в этом стратегический эффект самого существования Североатлантического альянса в контексте наших двусторонних отношений. Собственно, поэтому наши предложения адресованы как США, так и их европейским союзникам. Последние получат дополнительные договорные гарантии своей безопасности, подписавшись под принципом ее неделимости на нашем континенте. Что же в этом плохого, если у них искренние озабоченности на сей счет?

Не вина России, что эта «болезнь» европейской политики оказалась запущенной, что ее лечение не терпит отлагательств, и для него требуются сильные, радикальные лекарства. Мы никогда не скрывали своего отношения к расширению НАТО и его инфраструктуры в направлении нашей границы. Сравнительно мягкого Договора о европейской безопасности, отвергнутого Западом с порога летом 2008 года, уже недостаточно.

Да и сами западные партнеры не раз говорили, что не могут нести ответственности за дававшиеся советскому руководству устные обещания нерасширения НАТО.

Спасибо за совет — мы так и действуем.

Мы не требуем роспуска альянса, просто восстановления положения в части его военного продвижения на Восток по состоянию на 1997 год. Нынешний момент истины вызревал давно. Как всегда, в политике и дипломатии важен контекст. Его определяет в том числе проведенный Вашингтоном 9–10 декабря «саммит за демократию», который отфиксировал идейные основы новой Холодной войны, чреват расколом мирового сообщества и направлен, что не скрывается, на подрыв ООН, ее устава и центральной роли в мировых делах. <…>

К полному тексту статьи: Коммерсантъ

Темы: Политика