Екатерина Директоренко: «Страшно, что парень, который гулял с дробовиком, ни у кого не вызвал подозрений»

Екатерина Директоренко: «Страшно, что парень, который гулял с дробовиком, ни у кого не вызвал подозрений»

Актриса театра и кино Екатерина Директоренко — мама двоих сыновей: Степана и Василия. Артистка признается, что после вчерашней трагедии в Казани не может прийти в себя. Да и её дети довольно близко к сердцу восприняли произошедшее. Катя считает, что на действия убийцы могла повлиять мода на пранк, которая в интернете набирает обороты. Дети смотрят так называемые приколы и восхищаются ими. «То, что произошло, плохо укладывается в голове. Вспоминается Беслан. Я ещё была достаточно юной, у меня не было детей, но я помню тот шок, когда вообще было не понятно, как можно покушаться на святое: на школу,на детей. И вот мои ребята: одному семь лет, второму- десять, вчера вечером перед сном сказали мне, что они смотрели в Тик-токе видео про эту школу. И с таким ужасом в глазах и трепетом они рассказывали про учительницу, которая защищала, о том, как все происходило, кто и где прятался. Они насколько болезненно это переживали. И я знаю, что миллионы детей не очень уютно чувствуют себя в школе сегодня. Я представляю себе, какой кошмар переживает директор школы, которая сейчас принимает удар за то, что они сократили бюджет на охрану. Я думаю, что она никогда себе этого не простит.

И ещё страшно, что парень, который гулял с дробовиком, ни у кого не вызвал никаких подозрений. Никто не проявил свой гражданский долг и, руководствуясь интуицией или внимательностью, не позвонил и не вызвал полицию. Никто не испугался, видя его, как он вальяжно прогуливается, заходит в школу.

Екатерина Директоренко: «Страшно, что парень, который гулял с дробовиком, ни у кого не вызвал подозрений»

И ещё у случившегося есть другая причина. Сейчас все внимание заострено на пранкеров, приколистов. Мои же дети, которые смотрят Тик-ток, обожают пранк и готовы к тому, что сейчас будет что-то прикольное. А получилось вообще не прикольно, а до такой степени страшно!

Но мы сами немножко виноваты в том, что мы путаем границы, мы их переходим. Я как актриса, которая играла в спектакле „Пранк“ в „Школе современной пьесы“, изучала эту тему. Это настолько все тонко, ты не знаешь, когда остановиться, у тебя размываются границы разумного. Ты сам себе роешь эту опасную яму тем, что допускаешь вообще возможность шуток на такую тему. Это все очень серьёзно. Человек, идущий с оружием, это не прикол!»