Зрение, слух, пищеварение: осложнения от COVID-19 бывают тяжелее самой болезни

Зрение, слух, пищеварение: осложнения от COVID-19 бывают тяжелее самой болезни

Часть тех, кому пришлось бороться с вирусом дома или в больничной палате, сталкиваются с осложнениями, причем у каждого пациента они свои. Но есть некий общий принцип, который вызывает тревогу у медиков. 

«Зрение у меня не возвращается в норму. Тот мир, который я видела до 13 апреля, уже не вернулся в мою жизнь снова», — говорит Ольга Литова.

Очертания привычного мира размыты, в глазах — туман. Последствия перенесенного COVID-19 еще весной для Ольги оказались намного тяжелее самой болезни, притом что ее случай, по словам медиков, не самый сложный. Специалисты предупреждают: проблемы с глазами после COVID-19 могут быть куда серьезнее.

«Страдает микроциркуляция, которая есть в глазу. Весь наш глаз наполнен мелкими сосудами. Тромбоз мелких сосудов приводит к достаточно мощным и часто необратимым состояниям, страдает зрительный нерв или сетчатка глаза», — пояснил заведующий отделом терапевтической офтальмологии МТК микрохирургии глаза имени академика Федорова Дмитрий Майчук.

В особой группе риска люди, у которых и до COVID-19 были проблемы со зрением. Оказалось, вирус бьет не просто по органам-мишеням — он находит самое уязвимое место в организме и поражает именно его. Елена много лет страдает близорукостью. COVID-19 переболела четыре раза и каждый раз обращалась за помощью к офтальмологам.

«У меня появилась мушка, потом появилась шторка на глазу. Еле-еле обнаружили, что случилась отслойка сетчатки», — рассказывает Елена Чуркина.

Тогда Елене выполнили операцию, восстановили сетчатку. Но позже выяснилось: пострадало не только зрение. Беспокоить стали неприятные ощущения в ушах.

«Я вообще не знала, что такое проблема с ушами, а тут у меня периодически начинает в ушах щелкать, шум бывает в последнее врем», — рассказывает Елена Чуркина.

Проблемы со слухом — еще одно постковидное осложнение, о котором все чаще говорят медики. По данным ученых, вирус поражает нервные клетки внутреннего уха, которые передают импульс в головной мозг.

«Ответственные за слух, так называемые волосковые клетки, они как раз и формируют электрический импульс, который далее бежит по проводящим путям слухового анализатора, слухового нерва к коре головного мозга. И когда возникают шумовые эффекты, это как раз проявление того, что эта цепочка, этот весь механизм начинает страдать», — рассказывает руководитель отделения сурдологии ФГБУ МИЦО ФМБА России Антон Мачалов.

Инфекция проникает через рецепторы АСЕ2 — те самые злополучные входные ворота, которые есть в легких, нервных окончаниях и кишечнике. Именно из-за них коронавирус настолько вездесущий и многоликий.

«Своими отростками, короной, он взаимодействует с этим рецепторами и для клетки представляется своим. Но когда он проникает внутрь, организму очень сложно его определить, он становится как бы невидимым для организма», — пояснила заведующая кафедрой нервных болезней и нейрореабилитации Академии постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России Евгения Екушева.

Исследования показали: дельта-штамм оказался более хитрым и агрессивным чем предыдущий, уханьский вариант вируса. Высоко заразный, он маскируется под другие болезни. Нередко сегодня начало COVID-19 путают с пищевым отравлением.

«При дельта-разновидности вируса начинается с жалоб ЖКТ. Дебют симптомов происходит не так, как было раньше: першение в горле, осложнения в верхних дыхательных путях, а начинается с тошноты, рвоты — вся эта картина имитирует кишечное расстройство», — говорит врач- гастроэнтеролог, геппатолог Давид Матевосов.

Проблемы с желудком у пациентов остаются и после того, как они перенесут COVID-19.

«Это ощущение, что все воспалено, желудок очень сильно болел, а дальше все перешло в кишечник», — рассказывает Ирена Иванова.

Несколько месяцев Ирена уже борется с проявлениями постковида. И сколько времени потребуется на полное выздоровление, точно медики сказать не могут. Реабилитацию советует начать как можно раньше, это позволит избежать серьезных последствий. Сегодня постковидный синдром официально признан болезнью, лечением которой активно занимаются специалисты во всем мире. 

Юлия Онищенко